?

Log in

may we be worry free

Вот есть день, когда кажется, что ничто не может пойти не так. Все идеально спланировано, все заранее обговорено, и вообще в Москву приезжает музыкант, которого слушаешь уже больше 10 лет и которому абсолютно невозможно изменить, ведь каждая песня очень личная. И, естественно, в этот день с определенного момента все идет абсолютно не так. Но ты приходишь на концерт, на сцену выходит Дэмиен Райс можно подумать, что есть кто-то еще столь же любимый, и ты слышишь вживую эти самые песни. Закрываешь глаза, очень тихо подпеваешь ему. Иногда кажется, что вообще от счастья забываешь дышать. А в определенные моменты еле сдерживаешь слезы, потому что строки типа "Love taught me to lie, Life taught me to die" - это все невыразимо родное, прекрасное и любимое. И когда в конце Дэмиен поет Cheers, darling, ловишь себя на мысли, что он похож на паяца, да и песня подходящая.
И вот это состояние абсолютного счастья от этого концерта и от самого Дэмиена я постараюсь сохранить в своем сердце и уме, а не ту суету, когда все пошло не так. Ведь, как известно, жизнь - это книга: "Мы свободны вернуться в любую точку и в любое мгновение. И самая сладкая свобода - это свобода вернуться именно туда, где ты был счастлив. Вернуться в тот миг, который стоит возвращения. Я перелистываю жизнь и ищу в ней приступы счастья. И там, где чуть когда-то не задохнулась от любви, я могу остановиться и закрыть книжку".
И этот концерт, без сомнения, и есть приступ счастья.

И правда, кто-то же должен все знать и простить, хоть кто-то нам нужен, кто нам за все простит, если мы сами себя не можем простить и даже за малейший проступок готовы себя изничтожить изнутри. А тут кто-то приходит невероятно добрый и щедрый и прощает нам все. Знаете что, осень 2015 года была самой тяжелой в моей жизни, но очень щедрой на уроки, которые я вынесла. Я поняла, что осталась со своими проблемами абсолюнто одна - не было никого, кто бы хоть как-то мне помог. И тогда я думала, что было бы здорово, если бы кто-то меня за все простил, понял и простил, погладил по голове. А я бы подумала, что не так уж и плохо себя жалеть хоть иногда. И ведь, возможно, и правда, что мы сами доводим себя до полного морального дна порой, чтобы потом кто-то нас простил, а потом уже и мы сами это сделали. Совсем не зря в сериале это говорит героиня Ксении Кутеповой. А ведь Кутепова играет в "Самом важном", поставленном по книге, цитата из которой и вынесена в заголовок.
Этой осенью я действительно поняла смысл фразы "облегчить душу", а еще по-настоящему осознала, почему люди исповедуются. Это и есть самый мощный инструмент прощения: ты слышишь, как тебя прощают. Нам всем важно, чтобы нам было с кем разделить свое горе, потому что держать его в себе иногда просто невыносимо. Оно съедает не только морально, но, возможно, и телесно. И всем нам надо обращаться к специалистам по психосоматике, чтобы решать проблемы с желудками, сердцами, кровью из носа, гайморитами, и, конечно, больными головами.
И, возможно, что пришла пора перечитывать "Венерин волос" и искать новое самое важное. И, возможно, даже сравнить с тем, что было самым важным лет 5 назад. Только книга моя где-то в других странах, кажется, путешествует.
Я очень рада, что эта осень закончилась, если честно. Этой осенью бомбануло у всех моих друзей: одних кидали друзья, у других знакомые вели себя странно, кого-то бросали любимые и все такое. А у меня пик пришелся на последние недели ноября, чтобы я тоже не расслаблялась, по всей видимости. Что я для себя вынесла: даже если ты думаешь, что пик уже наступил и можно выдохнуть, то ты рано радуешься и тебе еще прилетит, все еще десять раз поменяется в твоей жизни.  И меняется всегда к лучшему. Потому что уже недели две я нахожусь в блаженстве. Еще одно поняла: если ты запуталась, то распутывай сама, никто за тебя это не сделает, хотя так отчаянное хочется, чтобы кто-то пришел извне и все разлулил за тебя. Но нет - будь добра, делай сама.
В эти ноябрьские недели были горькие поцелуи, но "не потому что горе, а потому что слишком жадные", и горькие слезы, потому что горько. Новые старые знакомства. Танцы до утра, поцелуи до утра. Много выпивки, чтобы было легче смотреть друг другу в глаза и чтобы подсознание сказало те слова, которые на губах уже давно, но которые страшно сказать, потому что не знаешь, а что там у другого в голове. И хочется попросить прощения за то, что кому-то сделала больно в эти дни. Очень запутавшаяся была. Еще было желание говорить "завали хлебало" всем, кто осудит, хотя, похоже, что никто и не.
И все еще кажется забавным, сколько же всего должно произойти, чтобы двое людей встретились в другой стране, в одном городе и где угодно. И сколько разных вариантов развития: можно было просто уйти и никак не дать о себе знать, можно было просто ничего никогда не начинать, а можно было просто исчезнуть вообще навсегда из чьих-то жизней. Но хорошо, что всеми, включая меня, было сделано то, что сделано.
И про друзей и мусор правда, кстати.
Жизнь любит пошутить. Очень смешно, спасибо. Ха-ха-ха, как капальдиевский Доктор смеется в одной серии, также сухо и с глубоким переживанием. Я вообще не понимаю, как так могло получится, почему так получается, что сталкиваются люди в тех местах, где они меньше всего этого ожидают. А потом ты не знаешь, как жить дальше снова и как снова дышать, земля ушла из-под ног. Хорошо, что есть вино. Но в голове вообще не укладывается, что такое бывает вообще. Казалось, что так бывает только в плохом кино или в книгах для чувствительных барышень.
Больше всего на свете хочется больше не делать людям больно, серьезно. Когда тебе делают больно, почему-то переживаешь меньше, чем когда сам ранишь людей. Это какое-то ужасное чувство. Оно преследует и съедает тебя на завтрак, обед, полдник и ужин. По частям. Медленно.
И надо научиться быть менее строгой к себе. Если прощаешь что-то другим людям, то прощай и себе. В конце концов, надо реально думать и о себе. Жизнь одна, не стоит топтаться на одном месте и бичевать саму себя за все ошибки, недосказанности или, наоборот, за лишне сказанное. Но над эти еще надо работать, конечно. Я и не думала, что прощать себя и быть менее строгой к себе, так невероятно трудно.
Хорошо, что есть работа и цифры, за которыми прячешься и не думаешь об этом весь день. Хотя последние сутки длятся уже год. Сегодня "I'll be the judge of time".
Я тут подумала, что социолог и правда довольно этичная профессия. Как говорил один просто потрясающий социолог, который проводил нам на работе мастер-класс по фокус-группам: "и ты должен слушать, как человек блядствует каждый день, и никак не осуждать его". И ведь правда. Главное же не осудить. Почему-то из всех заповедей эта была самая значимая для меня. Какая разница, что человек делал, если он перед тобой вдруг раскрылся - то вот это ценее, чем то, что он творил. Именно поэтому не стоит лезть в личную жизнь писателей, актеров, режиссеров и других - они раскрываются в своем творечестве, а если уж там человек творит что-то невнятное в своей личной жизни - так это его дело. Надо вообще поменьше осуждать и вешать ярлыков, надо пытаться сопереживать человеку, попытаться понять его, принять таким, какой есть. Я читала недавно про исследование, которое показало, что способность к эмпатии помогает людям понять собственное "я".
И вот что забавно: мы можем осуждать тех, кто блядствует в принципе, но когда наши друзья рассказывают о своих похождениях, то почему-то не считаем их законченными мудаками, потому что они друзья. Или мы их друзья. Даже можем им выразить определенную эмпатию. И как говорил тот же самый потрясающий социолог, дело не в том, что мы лицемеры такие или страдаем шизофренией, а дело в том, что мы такие, мы подстраиваемся под определенные круги общения, под определенных людей, поэтому так и происходит. И это нормально. И это надо принять.
И, например, еще расскажу о том, как получить письмо от когда-то, кажется, и правда любимого человека и расплакаться во время написания ответа. И кажется, вообще впервые по-настоящему расплакаться из-за всей этой ситуации, хотя я ни о чем не жалею, конечно, просто хочется, чтобы стало хоть чуть легче наконец-то. И, я думаю, что и правдо полегчало.
Читаю сейчас "В поисках утраченного времени" Пруста, но не так, чтобы прямо взахлеб, но бывают места, которые прямо в сердце, прямо по больному или, наоборот, заставляют вспомнить самое приятное. И это удивительнийший диалог с книгой, которая была на уме несколько лет, но попала ко мне вообще довольно своевременно. И ведь она действительно помогает, потому что Пруст говорит, что сейчас ты сосредоточен на своих эмоциях, переживаниях, а потом они покажутся такими малозначимыми, ты о них забудешь. Прямо как у Фрая, который упомянул в конце своей автобиографии Соломона и "и это пройдет". И ведь правда пройдет эта горечь, эта печаль, эта радость. И этот камень с сердца тоже упадет когда-нибудь.
А вообще подумала сегодня, что до сих пор не знаю, что же дальше делать. С одной стороны - самая замечательная в мире работа, о которой я могла лишь мечтать, а с другой - а как же все мечты о жизни в Будапеште или в каком-нибудь уютном городе с размеренным темпом жизни, интересными исследовательскими проектами и всем прочим. А с еще одной - а как же мечты о том, чтобы пожить в какой-нибудь африканской стране, помогать там людям хоть как-нибудь. И это вечный разрыв между всем этим, который не дает покоя и заставляет задуматься, что же хочется делать. Хотя судя по всему, сейчас мне больше всего хочется быть на своей замечательной работе, где я могу прятаться от всех проблем и передряг.
И вот правда такое удивительное чувство ходить через самый центр города. В Праге это был вечный праздник, потому что там блуждаешь, все красиво, немного кафкианско, но тем не менее довольно прекрасно, очень приятно было дышать этими туманами и солнцем там. И сейчас то же самое с центром Москвы, но тут в центре столько света, иллюминации. Какая-то удивительная сила в самых центах городов, в общем.
Еще и правда так приятно очень-очень редко слушать музыку в наушниках на улице. Это прямо так удивительно прекрасно, что нельзя делать из этого особую привычку.
За последние два дня я видела футблоку с этой надписью два раза. И если уж просить какого-то знака, то вот он, пожалуйста. И сразу же срабатывает ассоциация - "be strong even if it breaks your heart". Спасибо, Доктор, я запомнила. А вообще, конечно, Доктору надо сказать отдельное спасибо за то, что каждый день во мне теплится надежда, что он вдруг выберет меня в спутницы, и мы полетим смотреть планеты, рождающиеся и умирающие звезды. И пусть даже это когда-то и прекратится, разобьет мое седце или что угодно. Лишь бы увидеть это все. Мне кажется, что именно от Доктора во мне сидит эта жажда путешествий - уехать, посмотреть, почувствовать красоту, увидеть ее тут, на Земле, и восхититься ею. И в тайне верить, что когда-нибудь раздастся рядом звук, который завораживает в каждой серии. И тогда я уж точно не усомнюсь в том, чтобы последовать зову сердца.
Но вообще писать хотелось не об этом, а о какой-то внутренней драме, которая состоит из недосказанных фраз, подозрений, неслучившихся встреч и восхитительного вечернего воздуха в Москве, который наполняется внезапным волшебством и в котором ненадолго застываешь в полном одиночестве. И это одиночество тоже, конечно. С одной стороны, больше всего хочется отдыхать от всего информационного шума, состоящего из сидения в Интернете, просмотра фильмов, чтения книг, общения с людьми. А с другой, вечное чувство, что ты просто пропадешь в тундре одиночества, из которой никогда не сбежишь и не выберешься. И которая подбирается ближе.
И еще одна драма, которая состоит в том, что ты пропадаешь еще в одной тундре одиночества, но не когда тебе не с кем поговорить, а когда ты находишься с людьми, до которых отчаянно не можешь достучаться и с которыми никак не можешь разделить свои проблемы, которые тебя совсем не понимают и не могут поддержать, хотя, возможно, и хотели бы это сделать.
Но меня успокаивает фраза "и это пройдет". Это же и правда пройдет. Пройдет эта горечь и боль. Пройдет и забудется, как самый стращный сон. Ведь закончился 5-месячное наслаждение в Праге, когда все-все было новое и я новая. Пришлось вернуться сюда, где все по-прежнему, где все суетятся и бегают. И надо поспевать успевать. И надо в решающий момент выбрать сердце, потому что жизнь одна, а сердце подскажет верное решение.
А вот и не останется, потому что надо всё-таки иметь какую-то смелость и брать ответственность за то, что там было сделано. Всегда приятно не думать о последствиях того, что делаешь, но это не значит, что ты не можешь брать ответственность за свои деяния. И жить с этим в Москве или где бы то ни было ещё. Конечно, самые сумасшедшие пять месяцев в моей жизни, потому что удалось встретить удивительных людей, путешествовать по Европе самыми бомжацкими путями, побывать в новых местах, слушать русскую попсу и петь какие-то трешовые песни до 5 утра, например. Но были ли они самыми счастливыми, я не могу сказать. Хотя возвращению в Москву я не очень рада, это, конечно, удивительный город, но тут рутинно и обыденно этот город сплошной Конотоп. И я могу сказать, что я не оставила ничего из того, что было в Праге и в Европе вообще, там, я забрала все с собой. и я не жалею ни о чем, что я там делала. С другой стороны, почти все было и в России, что у меня было в Праге, но только во времени это было растянуто больше, а там все упихното в 5 месяцев, которые потом с легкостью схлопнулись в один чемодан и рюкзак. И было невыносимо грустно от этого, конечно. Но "будущее восхитительно" и будем верить, что я когда-нибудь встречу рассвет на озере с видом на Альпы в Лозанне или в Монтрё, куплю открытки в Кракове, слажу на стремную телевышку в Праге, проживу долгое время в Будапеште, побываю в берлинских трущобах и многое-многое другое... И не смогу жить без Москвы и того, что есть тут.
И из забавностей и размышлений о том, что все не зря. В канун прошлого нового года я потеряла новую перчатку. Поскольку мне их купила мама и они были очень хорошие, я съездила и купила еще одну пару. В этом году, спустя 10 дней после нового года я потеряла снова перчатку при возвращении из Берлина в Прагу. Приехала в Москву, и оказалось, что из непотерянных мной перчаток можно составить пару. Как и из потерянных, только они в разных странах.
Я очень сильно полюбила Будапешт. Там правда совсем по-другому, чем в Праге. Сразу спокойно на душе и приятно, чувствуешь, что город перед тобой открыт и ничего не скрывает - бери и наслаждайся. И даже несмотря на то, что я была в Будапеште полгода назад, я примерно помнила, как куда надо идти, да и там можно на город сам положиться - он выведет. Все равно попадешь туда, куда надо и не пропадешь.
Но самое главное, о чем хочется сказать, - это, наверное, о том, что тут задумываешься о том, а были ли те твои друзья в Москве реальными. Многих я не видела уже очень много, да и вообще, а вдруг - они были лишь наваждением. Вдруг я всю жизнь жила в общежитии в Праге, а той, московской, жизни и не было вовсе, а она мне лишь снилась. Точно также немного с испугом думаешь о тех людях, которые стали понастоящему близкими в Праге, но уже успели покинуть ее. А вдруг их тоже тут не было, а они были лишь счастливым сном, но ведь так отчаянно надеешься встретиться с ними еще хоть раз в жизни. Потому что закрываешь "глаза и, наверно, покажется странным, что когда мы были с тобой незнакомы". И вот еще что странно, насколько люди могут быть близкими, хотя ты плотно с ними общаешься месяца три, а, может, и немного меньше, поэтому и странно, что когда-то мы могли быть с ними незнакомы, не общаться и ходить спокойно по одному и тому же городу и даже не подозревать, насколько близкими можем стать. Точно также странно, что когда не знала своих московских друзей - до поступления в гуманитарный класс, до поступления на ФПП, до поступления в магистратуру. Вот уж действительно, что жизнь проживается людьми: "нужно вбирать людей внутрь себя, и все, которых ты любил, никуда не исчезают, они живут в тебе, ты состоишь из них. Это и есть прохождение жизни". Так что пока я прохожу жизнь и, кажется, действительно, ценю тех, из кого я состою, несмотря даже на то, что можем очень долго не общаться.
Да и вообще в Москве происходят невообразимые перемены в моей семье, все как-то меняется, а я пока не осознаю, поскольку не могу побывать там и почувствовать, ощутить это физически. От этого, наверное, иногда и кажется, что ничего московского в моей жизни не было.
И я очень надеюсь на скорые встречи с теми, кто кажется сейчас сном. Хотя тогда, скорее всего, будет казаться сном моя нынешняя жизнь в Праге.
Вот такая вот путанница у меня в голове.
И вот мне приснилось мое любимое место в Москве и любимый спектакль, который там идет. И проснулась я этой туманной, чужой и не очень гостеприимной Праге абсолютно счастливой, а потом стало немного грустно от того, что не увидишь же в ближайшее время ничего и никого родного, как и немного грустно, что планируют навещать меня тут "разнообразные не те". Хотя тут только сейчас опадают листья, и можно немножко себя обманывать - дышать опавшими листьями и представлять, что ты на набережной Москвы-реки но тут Влтава выигрывает, на самом деле. Хотя, конечно, постепенно привыкаешь к городу, а город - к тебе. И появляется иногда чувство какое-то единения с городом, что он по-настоящему тебе открывается.
И, наверное, это единственное, о чем хочется написать на сегодня.

Сегодня вот пойду их послушаю в живую.